Все о геологии Геовикипедия 
wiki.web.ru 
   
 Все о геологии  Конференции: Календарь / Материалы  Каталог ссылок    Словарь       Форумы        В помощь студенту     Последние поступления
Статьяnstab-mainСтатья ОбсуждениеtalkОбсуждение Просмотр  

Шерловая Гора

Шерловая Гора (вост. часть хребта Адун-Чилон, Вост. Забайкалье, Россия) имеет 970 м высоты и расположена на северо-восточной стороне небольшого горного массива, окруженного с юго-востока, юга и запада равниной р. Онон-Борзи, а с севера и северо-востока - равниной Цунгурух-Тала и сухой широкой депрессией, соединяющей эту последнюю с долиной р. Борзи. Представляя собой часть, отделенную древним размывом от северной нагорной страны, этот массив в литературе часто носит название Адун-Чолонского хребта или кряжа. Однако местные жители название Адун-Чолон не распространяют на весь массив, а специально приурочивают к описанной выше его юго-западной части, занятой выходами гранита (Куку-Сыркен). Шерлова гора представляет собой небольшой трехвершинный массив, отделенный от общего массива Адун-Чолонского хребта долинами Тут-Халтуй (Заводская) и Напта (Наптартуй), верховья которых соприкасаются на северо-западе. Средняя вершина этого массива называется Гопеевской, или Обвинской горой, восточная - Лукавой, а юго-западная - Мелехинской. От Гопеевской горы, расположенной к западу от Мелехинской, протягивается отрог, имеющий в литературе название Карамышевской горы, а к востоку от Мелехинской идет небольшая группа, называющаяся Куцаньей (Кусанинской), или Золотым отрогом по цвету ломавшихся здесь бериллов.

Массив Шерловой горы находится среди сланцев, переходящих в роговики, и песчаников, вероятно, палеозойского возраста. Полосы среднезер-нистого гранита, площадью 40 км2 и до 1,5 км в поперечнике, легко прослеживаются благодаря естественным обнажениям и старым выработкам, глубина которых достигает здесь 20—25 м. Светлый среднезернистый гранит Шерловой горы характерен своим несколько порфировым строением, бедностью слюдой и присутствием дымчатого кварца, придающего породе пёстрый вид.
Кварцево-топазовая порода, резко выделяясь на общем фоне гранита, тем не менее дает много переходных к нему типов по мере удаления от жилы: сначала она сменяется описанным выше гранит-порфиром, а затем и настоящим неизмененным гранитом. Эта связь с гранитом, равно как изучение под микроскопом переходных типов и структуры самой породы, вполне соответствующей структуре гранита, заставили М. Тетяева считать эту породу измененным гранитом, в котором зерна полевого шпата и слюды замещены кварцем и, ближе к жиле, топазом и рудными минералами. По мнению П. Сущинского, эту "кварцеватую породу" можно считать типичным "грейзеном", являющимся результатом главным образом пнев-матолитического изменения гранита под влиянием поднимавшихся по трещинам газов и летучих соединений, генетически связанных с магмой самого гранита и богатых такими минерализаторами, как W, F, В, Be, As и другие, и давших начало образованию встречающихся на Шерловой горе в изобилии таких "пневматолитических" минералов, как топаз, аквамарин, вольфрамит, арсенопирит, турмалин и др.

Кроме описанной выше кварцеватой породы и самого гранита, в районе Шерловой горы наблюдаются ещё выходы аплита, состоящего из смеси альбита и кварца с подчиненным топазом и касситеритом, а также фельзитовый порфир с типичными турмалиновыми солнцами.
В общем жилы Шерловой горы имеют гнездовый характер, с раздувами, с выклинивающимися и более или менее длительными пережимами как по простиранию, так и по падению. Вместе с тем мы видим, что и по минеральному составу эти раздувы различны в одной и той же жиле: так, в Миллионной яме гнездо аквамаринов сменяется гнездом дымчатого кварца. Работы показали, что коренные месторождения вольфрамита Шерловои горы игринадлежат к тому же комплексу жил, что и месторождения драгоценных камней. Представляя собой гнезда в рудной зоне жилы, они дают раздувы до выполнения всего жильного тела и затем выклиниваются по простиранию и падению, оставляя в качестве проводника кварцево-топа-зовую породу или изменённый гранит, или уступают место гнездам драгоценных камней или рудных минералов (арсенопирита или молибденита). Кроме аквамаринов и топазов, образующих настоящую жильную породу и в чистом виде выполняющих центральную часть жил, здесь встречается целый ряд минералов, сосредоточивающихся в боковых рудных зонах и частью проникающих в кварцево-топазовые зальбанды. Это: вольфрамит, касситерит, железняки (гётит или гематит), флюорит, биотит, молибденит и арсенопирит, самородный висмут, висмутит и др. Из числа вторичных минералов необходимо отметить присутствие молибденовой охры, малахита и др. Турмалин (чёрный шерл) встречается весьма редко.
В этой ассоциации минералов Шерловой горы весьма интересен порядок их выделения. П. Сущинский указывает, что вольфрамит, кварц, берилл и топаз принадлежат к одной генерации. Самый процесс формирования рудных зон, где в виде примеси выпадали также топазы и бериллы, протекал постепенно, этапами, на что указывает чрезвычайно распространенное зональное строение кристаллов вольфрамита, рост которых шел путем концентрического нарастания вокруг сформировавшегося кристалла. Окончательное выполнение жильной пустоты в её центральной части, если она была достаточно широка, происходило главным образом за счёт топазов и бериллов (А.Е. Ферсман, 1962).

Камнесамоцветное сырьё

Шерловогорская рудномагматическая система относится к одной из уникальных по условиям образования и разнообразию минеральных рудных ассоциаций. В рудах, связанных с нею, открыты и впервые описаны в мире скородит, бисмутит, заварицкит и сделаны первые находки в России ферберита, молибденита, гелиодора, висмутина. Общее число минеральных видов достигает 100.

Несмотря на длительную историю изучения Шерловогорского месторождения самоцветов, еще недостаточно определены физико-химические характеристики минералообразующей системы, есть лишь общие сведения о составе и природе зональности кристаллов берилла, не установлены конкретные поисковые признаки грейзеновых тел с полостями, содержащими самоцветы, не выявлены закономерности локализации таких тел и гнезд с кристаллосырьем, нет однозначных доказательств возможности использования в качестве ювелирного сырья кристаллов топаза и кварца.

Камнесамоцветное сырьё Шерловогорского месторождения сформировано на интрузивном этапе функционирования Шерловогорской рудномагматической системы и связано с морионовыми гранит-порфирами, приурочено к апикальным частям Шерловогорского массива и образовалось из остаточных расплавов, обогащенных бериллием и летучими. Второй этап функционирования ШРМС характеризуется образованием преимущественно субвулканических тел кислого состава, с которыми связано олово-полиметаллическое оруденение, наложенное на ферберит-берилл-топаз-кварцевые тела и оказавшее негативное влияние на камнесамоцветное сырье.
Минеральные тела Шерловгорского месторождения с кондиционным камнесамоцветным сырьем являются продуктами эволюции закрытых минералообразующих систем.

Окраска и ростовая зональность кристаллов берилла, определяющие их качество как ювелирного сырья, обусловлены распределением примесей-хромофоров. Максимальные содержания Сг и V в зеленых бериллах Шерловой Горы являются обоснованием для выявления изумрудной минерализации. В качестве новых видов ограночного сырья для месторождения возможно использовать топаз и цветовые разности кварца.

История изучения и освоения

Официальная история поисков и добычи камнесамоцветного сырья в Забайкалье связана с указанием царя Алексея Михайловича воеводе Ивану Власову (начало 80-х годов XVII века) "...проведывать про золотую руду и про серебро и жемчуг и камень...". В 1676 году было найдено "узоречье каменное"- первые Приаргунские агаты.

Затем был Указ Петра I об учреждении Приказа рудокопных дел в августе 1700 года. После этого указа и началась эпоха открытий. Венцом этой эпохи стало открытие нерчинским жителем Иваном Гурковым аквамаринов Шерловой Горы в 1723 году. Найдя "цветные каменья" Гурков посылает доношение управляющему тогда в Нерчинских Заводах комиссару Тимофею Бурцеву, не забыв приложить найденные камни. Бурцев, в свою очередь, отправляет их в Государственную Бергколлегию, где камни дают на огранку резных дел ученику Ивану Иванову. Самоцветы были огранены и указом Бергколлегии от 22 декабря 1724 года "...повелено оному Гуркову за объявление тех каменьев и попредь для охоты выдать наличных денег пять рублей..." [ГАЧО, ф.31, д.24, л. 148]. Однако, или потому что указ достиг Нерчинска только 27 октября 1725 года, либо по каким-то другим причинам, но это вознаграждение Гурков не получил. В августе 1760 года Гурков пишет из Иркутска доношение в канцелярию Нерчинского горного начальства, где сетует, что "...назначенных денег мне и поныне еще не выдано..." [ГАЧО, ф.31, д.24, л. 148] и просит снабдить его указом "...особо здешнего заводского...Селенгинского и Нерчинского ведомству по разным местам и урочищам искать разного вида годных цветных каменьев и разных же руд...". В этом же году, получив подорожную вместе с сыновьями Борисом, Лаврентием, Семеном и рудокопами отправился вниз по реке Аргунь для сбора цветных камней [ГАЧО, ф.31, д.24, л. 171].
С 1776 года начались добычные работы в западной части, под руководством статского советника Нарышкина приглашенного от Иркутского губернатора. После, в 1780 году он же продолжил эти работы. Управлял заводами в это время А.М.Карамышев, который кроме всего прочего занимался изучением этого месторождения. Известно это из его записок: "В 414 в. от Нерчинского завода, против самого Чиндантского караула, в кряже Одон-Челон лежит гора, называемая по тунгузки Тут-Халтуй. Гора сия, вероятно, была отменной величины, но от сильного землетрясения или по другой причине обрушилась. Она состоит из перемешанных мелких, прозрачных кварцевых кристаллов, связанных песчаным камнем (гранит-порфир), в котором иногда встречается и колчедан; также из разбитых щеток дымчатых топазов, тяжеловесов, слепленных затверделою глиною аквамариновых кристаллов, аквамариновых щеток, утвержденных на кварцевом основании". В ту пору месторождение посещали и изучали: П.С.Паллас (1772 г.), И.Г.Георги (1775 г.), Е.Патрен (1785г.).
В период работ с 1781 по 1785 год под руководством гиттенфервалтера Хоппе были добыты лучшие аквамарины. В 1785 и 1786 годах добывались в большом количестве желтые аквамарины (гелиодор) на Золотом отроге асессором Грамматчиковым. В 1787 году в Петербург было отправлено 62 пуда 8 фунтов аквамаринов и других камней [ГАЧО, ф.31, д.268].
Такие успехи не могли, не радовать и горный советник Е.Е.Барбот де Марни в 1788 году требует от иркутского правления отвода месторождения в заводское заведование. Требование в этом же году удовлетворили. В последующие годы до 1796 количество добываемых камней по сравнению с предыдущими, было мало, да и по качеству собираемые по отвалам камни были посредственными.
В 1796 году с 23 по 25 мая член Нерчинской горной экспедиции Томилов приказал проводить работу на месте называемом Пашней, где в эти три дня было добыто аквамаринов до 10 фунтов. Работу производили разносом, начав с нижнего конца Пашни. В этот сезон разносом было добыто более 5 пудов аквамарина, из которых 4 пуда с фунтами были отправлены с караваном серебра в Петербург. Такого количества аквамаринов, не говоря о хорошем их качестве, до тех пор еще не добывалось [ГАЧО, ф.31, д.444, л. 365]. С 1799 года добыча велась каждое лето, с переменным успехом.
В 1828 году, получив предписание от начальника Нерчинских Заводов, 22 мая на Шерловую Гору отправился маркшейдер Александр Иванович Кулибин, вместе с учениками маркшейдерам Сенотрусовым и пробирным Нестеровым [ГАЧО, ф.31, д,444, л.389]. В течении месяца он изучал работы на Шерловой Горе и гранит собственно Адун-Челона. Приступив к изучению месторождения, он сразу указывает на возможность распространения аквамариноносных пород на северном склоне Шерловой горы, не изученном до сих пор.
А.И.Кулибин впервые изучает петрографический состав собственно Адун-Челонского гранитного массива, он приводит сведения о древних копях, и обнаруживает миаролы и трещины, выполненные дымчатым кварцем, флюоритом и шерлом. "...Подошвы утесов и бока гор покрыты чрезвычайно большими глыбами и неправильными плитами гранита. В сих то утесах видно, что порода сия заключает во внутренности своей небольшие пустоты и трещины, на стенках коих находятся щетки из кристаллов полевого шпата и дымчатого стекловидного кварца. Последние нередко встречаются обломками в разрушенной породе... Почти при самом соединении гранита с формациею кремнистого сланца я выбил тут несколько шурфов, но не смог открыть их месторождений. В одном из таковых шурфов был найден кусок гранита с железистым волчецом (ферберитом, обычном и для миароловых гранитов собственно Шерловой Горы). Гранит сей содержит в себе в некоторых местах жилами и прожилками кварца, иногда совершенно стекловидного иногда обыкновенного. Кварц содержит в себе иногда лучистый черный шерл."

Таким образом, можно считать установленным факт открытия А.И.Кулибиным 1-7 июня 1828 года для российской науки в гранитном массиве Кукусыркен или, как его теперь называют Адун-Челон, проявлений самоцветов. Именно с этого момента начинается действительное разделение географических понятий Ширловая (или Шерловая) Гора и Адун-Челон. Первое из них, относящееся к восточной части Адун-Челон-Шерловогорской рудномагматической системы, является комплексным вольфрамово-вмсмутово-оловянно-берллово-топазовым месторождением, традиционно считавшимся грейзеновым, и переходящее на востоке в олово-полиметаллическое месторождение Сопки Большой и Восточной аномалии. Второе - крупное пегматитовое поле с камерными и миароловыми пегматитами, содержащими ювелирные топаз, аквамарин, зеленый берилл и гелиодор, а так же морион и дымчатый кварц. Из анализа упомянутого полевого журнала с очевидностью вытекает также и то, что А.И.Кулибин пришел к выводу об единстве собственно Адун-Челонского и Шерловогорского гранитных массивов.
Кулибин занимался и детальным изучением Шерловогорского месторождения самоцветов. Его перу принадлежат наиболее близкое к современному описание минералов. Он четко увидел отличие шерловогорских грейзенов от классических, что в последствии нашло отражение у А.Е.Ферсмана в его работе "Пегматиты" [Ферсман, 1940] и послужило предпосылкой для разработки концепции об отношении шерловогорских грейзенов к миароловым гранитам Г.А.Юргенсоном [Юргенсон, 1996].

К 1830-му году добыча самоцветов на Шерловой Горе утихла и генерал-губернатор А.Лавинский в письме начальнику Нерчинских заводов Татаринову советует не возобновлять разработку месторождения, если будет ясно, что прибыли особой она не принесет, "...особенно в такое время, когда заводы имеют недостаток в людях". Но стоило заезжему иностранцу Густаву Фидлеру рассказать об успешно произведенной им разведке и добыче аквамарина и топаза, как мнение Лавинского изменилось и уже 24-го августа 1831 года в предписании тому же Татаринову он обосновывает необходимость продолжения разведки тем, что прекращение "...добычи бериллов из горы Одон-Шелона и с уменьшением оных в копях близ Мурзинской слободы камни сии составляют ныне особую редкость и лучшие из них по чистоте и цвету ценятся весьма высоко; посему, желая извлечь возможную отсего минерала для казны пользу, я прошу Вас, милостивый Государь мой, если уже упущено время в нынешнее лето, командировать для решительной разведки сей копи в будущее лето сведущаго и надежнаго горного чиновника с пристойным числом рабочих людей, дабы он, осмотрев на правилах науки гору Одон-Шелон, произвел в разных более надежных пунктах оной приличные разведки" [ГАЧО, ф.31, ,д.444, л.486]. С открытием золота на Унде и других реках Забайкалья, а также самоцветов в Борщовочном кряже, добыча камней на Шерловой Горе стала проводиться не регулярно. Аквамарины и топазы на известных участках были выработаны, а на разведку новых не хватало средств и технических возможностей. Да и сами сереброплавильные заводы тоже приходили в упадок.

Вплоть до XX века добыча цветных камней на Шерловой Горе и Адун-Челоне носила случайный характер. Кабинет, которому принадлежала Шерловая Гора, добычей драгоценных камней не занимался. Частные же лица, которым на тех или иных условиях Кабинетом сдавались участки, хищнически вырабатывали богатую часть выходов, а затем бросали. Чаще добыча велась старателями тайно, без разрешения. Продажа и перепродажа камней происходила обычно на станции Борзя.
Более правильное ведение работ началось с 1912 года, когда Шерловая Гора была сдана за 10000 рублей в год Иркутскому гробовщику Н.Ф.Поднебесных. Пользуясь дешевой рабочей силой китайцев и научным руководством профессора П.П. Сущинского, он провел горные разведочные выработки. В результате было добыто несколько партий аквамаринов и бериллов, которые поступили на Екатеринбургский рынок.
С 1915 г. Шерловая Гора стала объектом добычи вольфрамовых и висмутовых руд, потребности в которых сильно возросли в связи с развитием военной промышленности. Добыча шла главным образом из старых отвалов, в меньшей степени из деллювиальных россыпей и коренных месторождений. Это понятно, ведь за 200 лет добычи вольфрамит и базобисмутит неизменно выбрасывались в отвал. В результате образовались искусственные россыпи, богатые вольфрамитом и висмутом.

В годы гражданской войны разработки на Шерловой Горе прекратились вовсе. Однако уже в первую пятилетку сюда были направлены поисково-разведочные партии. Начиная с 1928 года, Шерловая Гора интересовала как источник не только драгоценных камней, но и вольфрамовых, висмутовых и бериллиевых руд. Партией под руководством профессора А.К.Болдырева проводилась разведка коренных и россыпных месторождений вольфрама. В результате уже в 1928 году проведенных работ была открыта крупная россыпь комплексной руды на олово, вольфрам и висмут. В 1930 году партия Н.В.Ионина обнаружила коренные залежи оловянных руд на сопке Большой.

В результате многолетних разведочных работ Шерловая Гора стала крупным оловорудным месторождением. Добыча драгоценных камней в это время пришла в упадок. Лишь местный житель Федоров вел интенсивную добычу. Начиная с 1954 г. на Шерловой Горе стала проводить разведки на аквамарин партия №5 Приаргунской Экспедиции Читинского Геологического управления. Партия произвела расчистку некоторых старых выработок и начала производить проходку с разведочными и эксплуатационными целями. Было выкопано и задокументировано свыше сорока канав и свыше сотни закопушек. Однако, вследствие неудовлетворительного и зачастую бесперспективного планирования горных работ огромные затраты труда не привели к ощутимым конкретным результатам.

Литература

  • Ферсман А.Е. "Драгоценные и цветные камни СССР" // Избранные труды. М., 1962.
  • Педино В.И. Окончательный отчет по ревизионным работам на Шерловогорском и Адун-челонском месторождениях цветных и поделочных камней. Шерловогорской партии за 1954-55 г. г, Даурское Управление, 1956 г. Фонды ПГО "Читагеология".
  • Самсонов Я.П., Туринге А.П. Самоцветы СССР. - М.: Недра, 1985. - 335 с.68.
  • Сапожников В.П., Гайворонский Б.А., Топоркова СП. Кольцевые структуры Шерловогорского рудного поля // Вопросы прогнозирования рудных месторождений Забайкалья. - М., 1982.
  • Солодухина М.А., Горячкина А.Г. Влияние процесса образования арсенопирита на качество ювелирного берилла Шерловогорского месторождения // Минералогия, геммология, искусство: Тез. докл. Годичного собрания Минерал. об-ва при РАН. - СПб.: СПбУ, 2003. - С. 71-72.
  • Спиридонов Э.М. Генетически типы месторождений драгоценных и поделочных камней // Уральская летняя минералогическая школа-2000. - Екатеринбург: Изд. УГГГА, 2000. - С. 205-245.
  • Сущинский П.П. Очерк месторождений цветных камней Юго-Восточного Забайкалья // Тр. Ин-та прикладной минералогии и петрогрфии. - М., 1925. - Вып. 16, 88 с.
  • Юргенсон Г.А., Горячкина А.Г. Условия образования топазов Адун-Челона и Шерловой Горы // Природные ресурсы Забайкалья и проблемы природопользования. Материалы научной конференции. - Чита: ЧИПР СО РАН, 2001.- С. 30.
  • Юргенсон Г.А., Солодухина М.А., Горячкина А.Г. Мышьяк в рудах Шерловогорского месторождения // Роль минералогических исследований в решении экологических проблем (теория, практика, перспективы развития). Материалы к годичному собранию ВМО 2002 г. - Москва: ВИМС, 2002. - С. 202-204.
  • Юргенсон Г.А., Горячкина А.Г. Новое в истории открытия самоцветов в Забайкалье // Записки РМО, 2003, №2, с. 41-48.
  • Юргенсон Г.А. Ювелирные и поделочные камни Забайкалья. Новосибирск: Наука, 2001.

Последнее изменение этой страницы: 21:14, 8 мая 2013.
К этой странице обращались 4628 раз.
Rambler's Top100